Начало классового общества в Античной Греции

I. Образование полисов. Общественное развитие Греции в VIII VI вв. до н. э. было продолжением того процесса повсеместного становления раннего классового общества, который начался в конце гомеровской эпохи. Период VIII—VI вв. до н. э. по Щйдиции часто называют архаическим, т.е. первоначальным, так и великих археологических открытий, начавшихся в последней трети XIX в. и И продолжающихся до сих пор, историю древней Греции обычно начинали с VIII в. до н. э. Однако этот термин может быть испранен и в наши дни, поскольку именно в VIII—VI вв. до н. э. (Первые происходило оформление рабовладельческого общества на Юге наиболее чистом и наиболее резко выраженном его варианте, который в науке получил название античного.
II. В Греции снова начали возникать небольшие рабовладельческие государства, представлявшие собой укрепленные поселки, в которых жили коллективы граждан-землевладельцев (более богатые из них были и рабовладельцами), совместно защищавших свои общие интересы, собственность на земельные участки, и собственность на рабов.
Постепенно усиливается имущественное расслоение внутри таких коллективов.

Мелкому собственнику—крестьянину постоянно угрожает опасность полного разорения не только от неурожая, но и от козней богатых и знатных соседей. У самого Гесиода ярко выражена мелкособственническая психология. Земельный участок, которым он владеет, мал. Поэтому он рекомендует крестьянам иметь в семье не более одного сына, чтобы не дробить между наследниками и без того недостаточный для сколько-нибудь зажиточной жизни участок. Пусть и сын, далее советует Гесиод, «опять одного лишь оставит». По злой необходимости Гесиод очень экономен. Ему хочется жить зажиточнее, хочется покупать участки других, но одновременно он опасается, чтобы не случилось так, что начнут за долги продавать его землю. Тяжелое положение крестьянина в раннем рабовладельческом обществе приводит Гесиода к пессимистическому заключению о постепенном ухудшении человеческой природы и условий жизни людей от счастливого золотого века в далеком прошлом к печальному, современному Гесиоду, железному. Так в сознании людей его времени сохранялось воспоминание о первобытных отношениях, при которых отсутствовало классовое угнетение.
3. Сельский и городской демос. Применение железных орудий, распространившихся еще в гомеровскую эпоху, и на этой основе быстрый рост производительности труда во всех отраслях производства способствовали все большей дифференциации населения’, развитию ремесел и торговли, развитию рабовладения. Экономическое и политическое господство родовой аристократии, превратившейся в высший слой господствующего класса рабовладельцев, начало тормозить дальнейшее социальное и политическое развитие, знать не допускала к управлению не только земледельцев, но и жителей городов.

Тем временем на собственно городской территории полисов питались ремесла и торговля. У городских жителей появились новые, не связанные непосредственно с сельским хозяйством источники дохода. Постепенно возникает и усиливается торгово-ремесленный слой свободного городского населения, экономически независимый от аристократии, формально обладающий полиментскими правами, поскольку все свободные коренные жители Иониеа были его гражданами и членами народного собрания. Теперь оно превратило, I. в высший орган государственной власти рабовладельческого Ионием. Не обращенные в рабов-должников крестьяне тоже были, членами народного собрания своего полиса. Весь мой свободный простой народ, обладавший политическими правами, по-гречески назывался демос. Практически он делился на сельский и городской демос. Интересы сельского и городского демоса часто не совпадали, но в VII—VI вв. до н. э. их оГм.единяла общая борьба против экономического и политического господства аристократии.
4. Борьба демоса с аристократией. С ростом экономической городского демоса последний стал активнее принимать участия в управлении полисом и ограничения власти бюрократии. Городской демос требовал издания законов, защиты его имущество и торгово-ремесленную деятельность от миIVпотреблений аристократии. В связи с развивающейся морской промышлености, городской демос добивался более активной внешней политики. Сельский демос нуждался в законодательной защите от этой кабалы и требовал положить предел захватам земельных участков крестьян.
Процесс социально-экономического развития коснулся и самой родовой аристократии, в среде которой тоже происходила имущественная дифференциация. Часть аристократов, сама занялась организацией мастерских и торговлей. Правящая землевладельческая группа родовой противилась проведению назревших преобразований.
III. городской и сельский демос в VII—VI вв. до н. э. начал борьбу за реформы. В большинстве торговоценных полисов власть родовой аристократии была свергнул перешла в руки правителей-тиранов — ставленников демоса «тиран» в архаический период истории Греции смысла не имело).
При всех несовершенствах тирании, это была прогрессивная в то время власть. То обстоятельство, что во главе восставшего демоса оказывались выходцы из аристократии, объясняется тем, что первоначально они имели больше опыта в государственной деятельности, чем коренные представители демоса.
Старшие, или ранние, тирании были кратковременны. Сокрушив власть аристократии и открыв простор для деятельности демоса, тираны в дальнейшем оказывались уже ненужными. За время тирании вырастали и приобретали политический опыт политики, более последовательно отстаивавшие интересы демоса. Поэтому снова происходили восстания, теперь уже против тирании.
6. Рабовладельческие демократия и олигархия. После свержения тирании в наиболее экономически развитых полисах обычно устанавливались новые формы власти победившего демоса. В тех полисах, в которых имущественное расслоение граждан после ограничения и конфискации земельных владений знати было сравнительно невелико, возникала рабовладельческая демократия, т. е. демократия свободных коренных жителей данного полиса. В тех же полисах, в которых после свержения власти аристократии и последовавшей после нее тирании имущественное расслоение оказывалось резким, возникала олигархия (т. е. власть немногих). Следует отчетливо усвоить разницу между аристократией (тоже властью немногих) и олигархией. Аристократия была властью в ранне рабовладельческом обществе, только что возникшем после разложения родового строя. Власть правящей аристократической группы крупных землевладельцев и рабовладельцев основывалась не только на их экономической мощи, но и на их происхождении, на родо-племенной традиции. Олигархия же . как форма власти возникает на более высоком экономическом й социальном уровне. Власть олигархов была основана на их богатстве и связанном с ним экономическом и политическом могуществе. В составе олигархов были наиболее богатые представители демоса, среди них были и богатые потомки родовой аристократии.
Возникнув в конце архаического периода (в VI в. до н. э.), свое полное развитие рабовладельческая демократия и рабовладельческая олигархия получили в V в. до н. э., уже в следующем, классическом периоде.
Поражение аристократии обычно приводило к ликвидации родоплеменного деления территории полиса и других пережитков прошлого, мешавших дальнейшему развитию рабовладельческого общества. Ожесточенность классовой и политической борьбы можно проиллюстрировать примерами. Так, в городе Сикионе, расположенном в северной части Пелопоннеса, после свержения власти аристократии в начале VI в. до н. э. вместо трех аристократических родоплеменных фил были организованы четыре. В четвертую филу вошло все непривилегированное полиса независимо от своего происхождения. Новая фила получила название архелаев, т. е. «начальников народных», а потерявшие прежнее значение старые аристократические филы были переименованы в филы «ослятников», «поросятников» и свинят.
Яркую картину событий, происшедших в торгово-ремесленном, в котором тоже в VI в. до и. э. была свергнута гократия и возникла тирания, оставил нам в своих элегиях Мон Феогнид. В числе других местных аристократов он был И и пап из родного города и потерял свое имущество. Он озлоблен, Нениимци I демос и сменившую аристократов раннюю тиранию. По стихам Феогнида можно судить о причинах и остроте демоса с аристократией.
Город наш все еще город.., но уж люди другие.
Кто ни законов досель, ни правосудья не знал.
Кто одевал себе тело изношенным мехом козлиным И за стеной городской пасся, как дикий олень,—
Сделался знатным отныне. А люди, что знатными были.
Низкими стали. Ну, кто б все это вытерпеть мог?..  .Выбираем себе лошадей мы, ослов и баранов

 Доброй породы, следим, чтоб давали приплод Лучшие пары. А замуж ничуть не колеблется лучший Низкую женщину брать, только бы с деньгами была!
Женщина также охотно выходит за низкого мужа.
Пыл бы богат! Для нее это важнее всего. 
(«Элегии», пер. В. В. Вересаева.)
Следствием бурного социально-экономического развития было в конце VII — начале VI в. до н. э. в Малой Азии и рыщи серебряной и электровой (естественный сплав серебра с цитном) монеты.
Мипоазийские греческие города раньше, чем полисы балканской Греции, пережили эпоху борьбы между аристократией Мотом и превратились в богатые торгово-ремесленные центры.
Это также способствовало сохранению большего количества элементов древней ахейской
Пулмурм и непрерывности социально-экономического и культурою развития именно на малоазийском побережье. Поэтому греческие полисы в VII—VI вв. до н. э. были самым районом тогдашней Греции.

Закладки permalink.

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *